Елена Колчина: «Город — мой дом»

Елена Колчина: «Однажды, выйдя из своего подъезда, я поняла, что вышла из дома – домой. Это физическое ощущение: город – мой дом».

В августе этого года в Ижевске появилось общественное место, которое, без преувеличения, притягивает людей всех возрастов, здесь собираются и малыши, и пенсионеры, и молодежь, и подростки на велосипедах, и никто никому не мешает, хотя место не такое уж и большое. Место это – Открытый сад. На эту годами заброшенную территорию год назад обратила внимание группа молодых людей, среди них была и Елена Колчина – профессиональный общественник. Сегодня она – наш собеседник.

– Наблюдая за городскими процессами, мы сталкиваемся с тем, что мало благоустроить территорию, мало что-то сделать в одном отдельно взятом дворе, необходимо создавать такие городские пространства, которые не только будут определять лицо города, но и станут любимыми для его жителей. Ты была и остаешься в команде создателей такого пространства, я имею в виду Открытый сад, расскажи, как удалось осуществить этот проект.

— Примерно полтора года назад меня занесло в тему благоустройства и общественных пространств, и все те теоретические знания, которые накапливались на протяжении пяти лет работы в социальной сфере про развитие территорий, искреннее взаимодействие общества, бизнеса и власти, про сценарии вовлечения горожан в процессы управления городскими пространствами, начали превращаться в жизнь. Настало время практики! Впервые я включилась в проект по благоустройству . Открытый сад – эта территория была заброшена в течение 35 лет, из них 15 лет она была обнесена “прекрасным” желтым забором. А поскольку этот сквер – прямо под окнами Администрации города, то чиновники ежедневно прямо из окон своих кабинетов могли наблюдать жизнь бомжей, видеть выгуливающих там собак граждан, подростков, облюбовавших это место для своих игр и сборищ. Здесь была своя подзаборная жизнь. Когда мы начали изучение, обнаружили огромное количество бутылок, шприцов, какие-то разрезанные сумки. В общем, место было – что надо!

Сегодня это самое крутое общественное пространство в городе, которое было создано с привлечением большого количества людей. На этом проекте родилось сообщество “Люди делают место”, в ядре которого примерно 30 человек. Настоящие профессионалы своего дела, на волонтерской основе мы вкладывали в Открытый сад свое время, компетенции, связи и душу. За девять месяцев работы мы также вовлекли более шести сотен человек, большая часть из них – это жители близлежащих домов, люди, которые рядом работают, лидеры общественного мнения Ижевска и лидеры различных сообществ – культурных, молодежных, научных, дендрологи, например. Мы привлекали их к открытому разговору на этапе проектирования. Интересно, что подтвердились некоторые гипотезы, с которыми я лично сталкивалась только в теории. Первая гипотеза – о том, что людям, имеющим непосредственное отношение к этой территории – живут рядом, ходят через нее на работу и т.д. – необходимо дать возможность принять участие в проектировании на самом раннем этапе. Когда ты приходишь и говоришь: у нас есть пространство – чистый лист и определенные архитектурные ограничения, в виде ГОСТов, СНИПов, различных коммуникаций. Например, трубы, которые идут по воздуху или под землей, и там нельзя копать, или сколько надо отступать от дороги, от парковочных мест, от линий электропередач вокруг детской площадки и т.д. Другие ограничения правовые – чья земля, как она может использоваться.

— А что значит – проектирование?

— Это значит, люди сами определяют, на какие зоны может быть разделено пространство и какие сценарии здесь могут происходить. О, с этим связана ещё одна подтвердившаяся гипотеза: у людей нельзя спрашивать, что они хотели бы видеть на территории. У урбанистов есть такая шутка: большинство людей на этот вопрос ответит – “церковь, фонтан и памятник”. Эта шутка действительно распространена, например, когда в Открытый сад приехал заместитель Минстроя России Андрей Чибис и услышал про соучаствующее проектирование, он сразу спросил: подождите, а где фонтан? И тут мы просто начали хохотать. Поэтому правильнее спрашивать людей про сценарии, то есть, чем вы занимаетесь на этой территории и чем хотели бы заниматься.
Когда мы говорили о площадке размером с футбольное поле (чуть меньше 70 соток), то собрали довольно большую аудиторию потенциальных пользователей разных возрастов и социальных групп, и у нас набралось около тридцати разных сценариев.

Столько сценариев на такой небольшой площади осуществить было просто невозможно, поэтому мы посмотрели, что повторяется чаще всего, и профессиональные архитекторы “свернули” эти сценарии в дополнительные архитектурные объекты на этой территории. В итоге получилась детская площадка – самый понятный сценарий. А вот сцена… изначально никто не думал, что она может появиться, но запрос на нее был велик. Еще один интересный объект – это так называемый коворкинг. Это летняя беседка, место, куда можно прийти в теплое время года и поработать. Это запрос от ребят, не привязанных к офисам, или которые хотели бы иногда поработать на улице, просто за ноутбуками. Для этого надо электричество и доступ к быстрому интернету. Соответственно, это было реализовано, и коворкинг заработал в полную мощь.

— Такое впечатление, что у вас все шло как по маслу, но, наверное, и противники этих изменений были?

— У нас был первый воркшоп, 12 дней, когда мы массированно вовлекали людей в процесс проектирования. В наш офис с большими окнами на улицу Пушкинскую могли прийти любые люди, и это было консультирование было в формате нон-стоп. Оно началось с большого мероприятия, где люди проектировали территорию на схемах с помощью стикеров, затем перешло в консультирование в офисе, а затем – в личные разговоры, когда нам постоянно звонили по телефону и писали в соцсети. 12 дней непрекращающихся разговоров. Среди большинства абсолютно рациональных предложений ярко выделялись немного странные варианты: оставьте забор, выгоните людей, этот сквер для птиц, или – уберите забор и технику, я сам все сделаю, давайте закопаем пушку, сделаем пруд и фонтан. И памятник, конечно. Ну в общем, очень много было разных предложений, и с каждым из людей надо было работать. Было человек двадцать, которые были ярко негативно настроены против того, что здесь будет стройка и благоустройство. Достаточно тяжело было выдержать критику жителей близлежащих домов, но мы постарались их понять. Представьте, ведь в течение многих десятилетий их не спрашивали ни о чем. И когда их наконец-то спросили, они высказали нам даже те претензии, которые вообще не имеют никакого отношения к нашему проекту. Но было ясно, что если терпеливо не выслушать их боль, невозможно будет двигаться дальше. Мы прожили это. И самая большая удача этих плотных двенадцати дней оказалась в том, что многие противники стали нашими яростными сторонниками, сподвижниками. То есть люди увидели искренность намерений, чистоту юридического процесса, открытость, внимательное отношение к мнению каждого, и это был самый качественный результат. Мы получили замечательный опыт, убедились в том, что соучастие и вовлечение жителей города необходимо еще и для того, чтобы люди чувствовали себя хозяевами городской территории, и сами придумывали правила, по которым оно будет функционировать. Сейчас они сами посетители охраняют порядок на территории Сада. То есть – это ответственность за то, что происходит на твоем пространстве, на твоей территории, в твоем городе.

— Наш традиционный вопрос: что для тебя город?

— Город – это мой дом. Однажды, выйдя из подъезда, я поняла, что вышла из дома – домой. С этого физически появившегося ощущения у меня началась пятилетняя история участия в проектах развития города. Город – это место, где мне интересно проявлять себя, свои таланты, высказывать свое мнение. Уровень города – это столько разных людей, сообществ! Очень большое разнообразие. А еще город – это самая сложная система, которую когда-либо создавал человек. Город – это сложнее, чем самая сложная космическая станция на орбите, и поэтому вопросы управления городом невероятно сложны. И я мечтаю, чтобы в нашем городе становилось как можно больше настоящих, ответственных горожан, которые конструктивно включаются в те вопросы, которые их действительно волнуют.

Беседовал Александр Мерзляков